ЛУЧШЕЕ ИЗ ГАЛЕРЕЙ ПЛАНЕТЫ:
Александр Дейнека и Александр Самохвалов

Советское официальное искусство — это всегда “плакат” и пропаганда, но далеко не всегда плохо. А лучшие работы Александров Дейнеки и Самохвалова, без сомнения, входят в сокровищницу мирового искусства.

Дейнека и Самохвалов почти ровесники, родились на рубеже веков, с разницей в пять лет. Дейнека родился в Курске, Самохвалов — в Бежецке. Один учился в Москве, во Вхутемасе, у Фаворского. Другой — в Петербурге, в Академии художеств: до революции — на архитектурном факультете, а после — в Свободных художественных учебных мастерских у Петрова-Водкина. У них были особенные учителя, с узнаваемой творческой манерой.

ЧИТАТЬ БОЛЬШЕ...

На Самохвалова сильно повлияла концепция «сферической перспективы», занимавшая Петрова-Водкина, желание «осилить тяготение», придать изображению мировой космический масштаб. Интерес к старым мастерам, особенно к ранним, средневековым, с их нежностью, фресковостью, чувство цвета — также от учителя. У персонажей Петрова-Водкина есть какая-то странная архаичность в лицах, в глазах. То же свойственно героям Самохвалова, особенно на портретах, созданных в начале ЗО-х. Увлечение древнерусским искусством укрепляло связь учителя с учеником. А знакомство с фресками Старой Ладоги сыграло ключевую роль в формировании творческой манеры.

Что касается влияния Фаворского на Дейнеку, то нельзя не отметить европейский культурный бэкграунд учителя, находившегося, в свою очередь, под влиянием немецких интеллектуалов, художников, искусствоведов. Фаворский перевел книги А. Гильдебранда и К. Фолля, исследовал проблемы формообразования. Во Вхутемасе занимался не только администрированием (был даже ректором), но разработал курсы «Введение в теорию пространственных искусств» и «Теория композиции». Он интересовался печатной графикой, гравюрой на дереве. Среди первых серьезных работ, созданных Дейнекой в период обучения, были иллюстрации к альбому: «Революционная Москва Третьему конгрессу Коммунистического интернационала», к басне «Кот и Повар», серия небольших гротескных литографий. Нужно сказать о том, что Дейнека (как и Самохвалов) сделал много иллюстраций для журналов и детских книг.

Вообще, для советской эпохи характерно особое отношение к книге. Под крышами детских издательств обитало сообщество, научившееся рисовать и писать просто и сложно одновременно. Кроме того, в этой «экологической нише» всегда была возможность и сохранить лицо и, что немаловажно, получить достойный гонорар. Для Самохвалова ключевую роль сыграл Самуил Маршак, культовая фигура той эпохи, высоко оценивший его не только художественный, но и литературный талант.

Некоторые иллюстрации, созданные Дейнекой, со временем обрели картинную форму. Сильные — я имею в виду цельность и остроту — композиции характерны как для учителя, так и для ученика, причем эти качества были результатом многочасового штудирования. Дейнека рисовал беспрестанно (« пять лет я засыпал над рисунками от творческого напряжения»), смело компонуя похожие фигуры в разных комбинациях. Для него всегда были важны движение, ритм.

Учителя — Фаворский и Петров-Водкин — даже внешне были очень русские типажи. Охотно рассуждали об искусстве и жизни, совмещая бытовые наблюдения со свойственным эпохе героическим пафосом. То же можно сказать и о Дейнеке, и о Самохвалове, чьи назидательные тексты не раз публиковались в советской периодической печати. Для понимания эволюции художников важны биографические книги «Из моей рабочей практики» Дейнеки и «Мой творческий путь» Самохвалова. В книгах рассказывается о впечатлениях провинциальных мальчиков, живших в инертной среде, не лишенных очарования городов.

Дейнека и Самохвалов чувствовали эпоху и людей. Рассматривая портреты, мы безошибочно определяем время, когда они были созданы, ощущаем чуткую реакцию на социальные запросы. Есть ранние вещи, возникшие на волне революционного энтузиазма, есть поздние, несущие печать социалистического реализма. Насколько близки инфернальные «Шахтер» (1925) и «Кондукторша» (1928), настолько похожи многословно-описательные «Стихи Маяковского» (1955) и «Аппассионата» (1967). Насколько полна энергией борьбы «Оборона Петрограда» 1928 года, настолько лишено переживаний парадное повторение 1964-1965 годов. Так отличается революция от юбилейных воспоминаний.

Дейнека и Самохвалов прожили долгую жизнь: преодолев провинциальные комплексы, покорили столицы, удостоились всех возможных почестей (ордена, звания, премии), но, как ни кощунственно звучит, пережили самих себя в профессиональном плане.

СВЕРНУТЬ...

АЛЕКСАНДР ДЕЙНЕКА и АЛЕКСАНДР САМОХВАЛОВ:

« 1 из 7 »

ШАДРИН! ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛ


БЛАГОДАРНОСТЬ

Введите сумму пожертвования в рублях
(конверсия валют по картам иностранных
банков проходит автоматически):